19 января 2020,
Областные новости
17.01.2020
16 января на хоккейной площадке школы № 32 в Первомайском районе г.Пензы состоялось торжественное открытие отборочных соревнований в рамках проекта партии «Единая Россия» «Детский спорт».
17.01.2020
Крупнейшая международная выставка продуктов питания и напитков в России и Восточной Европе - «Продэкспо» пройдет с 10 по 14 февраля 2020 г.

 

 

Координатор регион-центра

Светлана Никашова.

Тел: 2-14-35.

Моб: 8-962-398-02-75.

Email: kol-centr@mail.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

ПРИСЫЛАЙТЕ

ПО АДРЕСУ: trudch@mail.ru


Политика

согласие

Политика

 

 

 

Яндекс.Погода

Социальная сфера

10.01.2020

В молодом мужчине спортивного сложения мы не сразу узнали нашего земляка Игоря Табакова

-Здравствуйте, я зашел, чтобы подарить Людмиле Николаевне книгу своих стихов. Знаю, что Вы часто печатаете их в своей газете.
   В молодом мужчине спортивного сложения мы не сразу узнали нашего земляка Игоря Табакова. Его стихи в редакцию в течение уже нескольких лет приносит мама, Галина Андрияновна. Читая их, мы обязательно обсуждали и темы, и образы: что-то трогало, заставляло задуматься о жизни, казалось близким. И вдруг неожиданная встреча. Общаться с Игорем Табаковым оказалось очень легко: он охотно отвечал на интересующие нас вопросы. Мы и не думали, что в результате получится настоящее интервью о жизни, увлечении, настоящей мужской дружбе, о превратностях судьбы... 
   Причину своего приезда в родной поселок Игорь объяснил очень просто:
   - В Колышлей приехал по своим делам: давно не посещал кладбище, не навещал почивших родственников. Побывал на двух кладбищах, убрал могилки. Затем посетил своих друзей. Павел Генералов и Игорь Сазанов — мои одноклассники, вместе учились и в Пензенском сельскохозяйственном институте. Помимо учебы еще занимались борьбой самбо и дзюдо. Я даже стал кандидатом в мастера спорта Советского Союза. Так сложилось, что они до сих пор тренируют ребят. В 1991 году  возил своих воспитанников из совхоза «Пятилетка» на всесоюзный турнир в город Таллин, тогда еще столицу Эстонской ССР. А примерно через полгода Советский Союз распался, стали утверждаться рыночные отношения, и я оказался на Центральном рынке.
   Сегодня приехал к Павлу Генералову, позвонили директору моей родной школы, Ирине Борисовне Герасимовой, и попросили организовать встречу со старшеклассниками. Завуч объединила два 10-х класса (36 человек), и я разговаривал со старшеклассниками о поэзии, читал свои стихи. Дети реагировали изумительно. До этого приходилось встречаться с учащимися 1-й пензенской гимназии, студентами родного агрономического факультета, но такого интереса не чувствовал. Сегодня встреча принесла удовлетворение.
   - Вы писали стихи в школьные годы?
   -В школе у нас были очень строгие учителя. Несмотря на то, что у четверых моих одноклассников мамы работали в школе, не помню ни одного случая, чтобы кому-то поставили завышенную оценку. Я, например, школу закончил с одной четверкой. Сколько помню, в школьные годы только учился и тренировался. Желание писать стихи никогда не возникало. Но у меня был хороший учитель литературы — Мария Николаевна Кузнецова.
   - Когда же Вас захватила поэзия?
   - Младший сын начал учиться в школе. Однажды для конкурса я предложил написать стихотворение. Казалось, что стихотворение написать легко. Написал. Конечно, оно было не идеально, даже рифмы не везде получились, построено было «со спотыканием». Когда читаешь настоящее стихотворение, чувствуешь, как оно льется. А здесь все было по-другому. Сегодня на встрече в школе старшеклассники мне сказали: «Вы стихи читаете, как песню поете». Когда стихотворение построено удачно и в целом логично, все именно так и должно быть. Но я заканчивал не филологический факультет, а агрономический...
   -Удивительно, что люди, знающие, как построить стихотворение, не могут его создать, а далекий, казалось бы, от поэзии человек вдруг начинает писать хорошие стихи... Это Божие наитие: кому-то дано, кому-то нет. Рифмы, размеры, метафоры, сравнения... Как Вы познакомились с теорией стихосложения?
   -Я учусь писать стихи у своих старших товарищей в клубе «Я сень» при литературном журнале «Сура». Его главный редактор - Борис Шигин, а просто редактор — Лидия Ивановна Терехина, большая труженица. Она сейчас готовит к выпуску 30-ю свою книгу, создает альманахи стихов пензенских авторов. Лидия Ивановна — руководитель кружка, она и учит писать. Без критики не может быть хорошей литературы. Пушкин учился писать стихи в кружке «Зеленая лампа», куда приходили поэты, от которых он получал замечания. Я научился правильно относиться к критике.
   -Сколько времени в неделю Вы отдаете своему увлечению?
    -В клубе мы заседаем по четвергам с 15 до 18 часов. Обычно собираются 20-25 человек, но количество членов клуба значительно больше. Просто не все непосредственно участвуют в работе. Есть те, кто живет в Никольске, Сердобске, Кузнецке, Городище... Большую часть времени поэты и писатели работают самостоятельно. 
   Прежде бывало: напишу стихотворение и думаю, что это шедевр. Кстати, так многие думают. А когда начал вникать, понял, насколько далек от совершенства...
   -А Вы можете описать процесс создания стихотворения?
   -Даже сам еще не знаю, как это все происходит, но попытаюсь объяснить своим стихотворением «В бессонницу»:
Бессонница в моем сознании 
Рождала образы, слова,
И в предрассветном ожиданье
Ходила кругом голова.
Заря по крыше побежала, 
Ночную вытесняя тьму,
На чистый лист она упала...
Перо скользнуло по нему.
Слова выстраивали фразы,
Строка тянулась за строкой,
В картину складывались пазлы
Моей уверенной рукой.
Метафоры слагались, рифмы,
А яркий мартовский рассвет
Через стекло оконной призмы
На строфы разложил сюжет.
   - Вы можете определить свое поэтическое кредо?
   - Я стараюсь писать ближе к классике. Любимый поэт из современников — Евтушенко: в его стихах есть такие интересные связки. Когда читаешь стихотворение, кажется, что оно очень простое. А начинаешь задумываться и видишь переходы, контрасты. Важно следить, чтобы все было последовательно, не было графомании. 
   Чаще всего мои стихи связаны с личными переживаниями. Какая-то часть вымысла, конечно, есть, чтобы дорисовать образ, как говорят, маслом. Вот, например, недавно написал стихотворение «Злой»:
Хлестнули по щеке — 
подставь другую.
Лови еще пощечину тугую...
Я подставлял - желающие были,
С лица улыбку добродушья сбили,
Пощечин жгучих много наслоили.  
До сердца прожигал горячий слой,
Я агрессивный стал и очень злой.
Теперь не подставляюсь 
и не гнусь -
Сам в драку лезу 
и за правду бьюсь.
А коль судьба, сбивая, валит с ног,
Как неваляшка, поднимаюсь 
вновь.
   -Как домочадцы относятся к Вашему увлечению?
   -Семье прежде всего нужны деньги, поэтому стихи пишу в рабочее время, за рулем машины. Какую-то фразу представляю, во время остановки на светофоре записываю, потом исправляю, добавляю, снова правлю...
   Все стихи вы можете найти на моей страничке в интернете. Расположенные сверху, отредактированы. Те, что внизу, ожидают правки.
   Своим пассажирам люблю читать стихи, но не только свои. Вот, например, девушка предложила прочитать Мандельштама. Прослушав, из такси вышла удивленная.
   По-моему, в Пензе два «литературных такси». Есть еще Саша Егоров, который тоже пишет стихи и читает их. Но он никогда не печатался и в клубе не занимается. 
   -Расскажите, как получилось издать Вашу книгу? Кто спонсор этого благого дела?
   - Редактору Лидии Ивановне я передал рукописи, она их проверила. Издавали где-то в Праге. Книга была напечатана на спонсорскую помощь моих друзей. Это и однокурсники, и сослуживцы. На встречах с институтскими друзьями и друзьями-пограничниками я всегда читаю свои стихи. Однокурсники выступили инициаторами сбора денег. 30 тысяч хватило на издание 250 экземпляров. Для пензенского поэта или писателя это большой тираж, обычно издают 100 - 150. На сегодняшний день осталось 11 экземпляров. 
   Мои книги теперь есть в родной школе, на родном факультете, в библиотеке имени Лермонтова, у вас в редакции. У владыки Серафима нет, но зато патриарх Мордовский Зиновий читает мои стихи. В Мордовии живут мои сослуживцы. Сын одного из них — Евгений Швецов — паралимпиец, чемпион мира и Европы. Им я свои книги подарил, а они передали одну из них Зиновию.
   Час беседы пролетел незаметно, гость заторопился, извиняясь, что оторвал нас от работы. Он ушел, а в кабинете долго ощущалось его присутствие. Было понятно, что открытость, уверенность, увлеченность поэзией произвели на нас сильное впечатление. Можно сказать, что Игорь Табаков подарил нам встречу, какие бывают нечасто. Помните, как у Пушкина: «И для меня воскресли вновь...» 
   Когда мы открыли пахнущую еще типографской краской книгу стихов «Осенний дождь», то увидели, что она проиллюстрирована автором. Вот старушка, просящая милостыню, вот покосившийся деревенский дом, а вот еще трамвай, навстречу которому бежит жизнь, «полна вопросами»...
Людмила Тарасова.

-Здравствуйте, я зашел, чтобы подарить Людмиле Николаевне книгу своих стихов. Знаю, что Вы часто печатаете их в своей газете.

   В молодом мужчине спортивного сложения мы не сразу узнали нашего земляка Игоря Табакова. Его стихи в редакцию в течение уже нескольких лет приносит мама, Галина Андрияновна. Читая их, мы обязательно обсуждали и темы, и образы: что-то трогало, заставляло задуматься о жизни, казалось близким. И вдруг неожиданная встреча. Общаться с Игорем Табаковым оказалось очень легко: он охотно отвечал на интересующие нас вопросы. Мы и не думали, что в результате получится настоящее интервью о жизни, увлечении, настоящей мужской дружбе, о превратностях судьбы... 

   Причину своего приезда в родной поселок Игорь объяснил очень просто:

   - В Колышлей приехал по своим делам: давно не посещал кладбище, не навещал почивших родственников. Побывал на двух кладбищах, убрал могилки. Затем посетил своих друзей. Павел Генералов и Игорь Сазанов — мои одноклассники, вместе учились и в Пензенском сельскохозяйственном институте. Помимо учебы еще занимались борьбой самбо и дзюдо. Я даже стал кандидатом в мастера спорта Советского Союза. Так сложилось, что они до сих пор тренируют ребят. В 1991 году  возил своих воспитанников из совхоза «Пятилетка» на всесоюзный турнир в город Таллин, тогда еще столицу Эстонской ССР. А примерно через полгода Советский Союз распался, стали утверждаться рыночные отношения, и я оказался на Центральном рынке.

   Сегодня приехал к Павлу Генералову, позвонили директору моей родной школы, Ирине Борисовне Герасимовой, и попросили организовать встречу со старшеклассниками. Завуч объединила два 10-х класса (36 человек), и я разговаривал со старшеклассниками о поэзии, читал свои стихи. Дети реагировали изумительно. До этого приходилось встречаться с учащимися 1-й пензенской гимназии, студентами родного агрономического факультета, но такого интереса не чувствовал. Сегодня встреча принесла удовлетворение.

   - Вы писали стихи в школьные годы?

   -В школе у нас были очень строгие учителя. Несмотря на то, что у четверых моих одноклассников мамы работали в школе, не помню ни одного случая, чтобы кому-то поставили завышенную оценку. Я, например, школу закончил с одной четверкой. Сколько помню, в школьные годы только учился и тренировался. Желание писать стихи никогда не возникало. Но у меня был хороший учитель литературы — Мария Николаевна Кузнецова.

   - Когда же Вас захватила поэзия?

   - Младший сын начал учиться в школе. Однажды для конкурса я предложил написать стихотворение. Казалось, что стихотворение написать легко. Написал. Конечно, оно было не идеально, даже рифмы не везде получились, построено было «со спотыканием». Когда читаешь настоящее стихотворение, чувствуешь, как оно льется. А здесь все было по-другому. Сегодня на встрече в школе старшеклассники мне сказали: «Вы стихи читаете, как песню поете». Когда стихотворение построено удачно и в целом логично, все именно так и должно быть. Но я заканчивал не филологический факультет, а агрономический...

   -Удивительно, что люди, знающие, как построить стихотворение, не могут его создать, а далекий, казалось бы, от поэзии человек вдруг начинает писать хорошие стихи... Это Божие наитие: кому-то дано, кому-то нет. Рифмы, размеры, метафоры, сравнения... Как Вы познакомились с теорией стихосложения?

   -Я учусь писать стихи у своих старших товарищей в клубе «Я сень» при литературном журнале «Сура». Его главный редактор - Борис Шигин, а просто редактор — Лидия Ивановна Терехина, большая труженица. Она сейчас готовит к выпуску 30-ю свою книгу, создает альманахи стихов пензенских авторов. Лидия Ивановна — руководитель кружка, она и учит писать. Без критики не может быть хорошей литературы. Пушкин учился писать стихи в кружке «Зеленая лампа», куда приходили поэты, от которых он получал замечания. Я научился правильно относиться к критике.

   -Сколько времени в неделю Вы отдаете своему увлечению?

    -В клубе мы заседаем по четвергам с 15 до 18 часов. Обычно собираются 20-25 человек, но количество членов клуба значительно больше. Просто не все непосредственно участвуют в работе. Есть те, кто живет в Никольске, Сердобске, Кузнецке, Городище... Большую часть времени поэты и писатели работают самостоятельно. 

   Прежде бывало: напишу стихотворение и думаю, что это шедевр. Кстати, так многие думают. А когда начал вникать, понял, насколько далек от совершенства...

   -А Вы можете описать процесс создания стихотворения?

   -Даже сам еще не знаю, как это все происходит, но попытаюсь объяснить своим стихотворением «В бессонницу»:

Бессонница в моем сознании 

Рождала образы, слова,

И в предрассветном ожиданье

Ходила кругом голова.

Заря по крыше побежала, 

Ночную вытесняя тьму,

На чистый лист она упала...

Перо скользнуло по нему.

Слова выстраивали фразы,

Строка тянулась за строкой,

В картину складывались пазлы

Моей уверенной рукой.

Метафоры слагались, рифмы,

А яркий мартовский рассвет

Через стекло оконной призмы

На строфы разложил сюжет.

   - Вы можете определить свое поэтическое кредо?

   - Я стараюсь писать ближе к классике. Любимый поэт из современников — Евтушенко: в его стихах есть такие интересные связки. Когда читаешь стихотворение, кажется, что оно очень простое. А начинаешь задумываться и видишь переходы, контрасты. Важно следить, чтобы все было последовательно, не было графомании. 

   Чаще всего мои стихи связаны с личными переживаниями. Какая-то часть вымысла, конечно, есть, чтобы дорисовать образ, как говорят, маслом. Вот, например, недавно написал стихотворение «Злой»:

 

Хлестнули по щеке — 

подставь другую.

Лови еще пощечину тугую...

Я подставлял - желающие были,

С лица улыбку добродушья сбили,

Пощечин жгучих много наслоили.  

До сердца прожигал горячий слой,

Я агрессивный стал и очень злой.

Теперь не подставляюсь 

и не гнусь -

Сам в драку лезу 

и за правду бьюсь.

А коль судьба, сбивая, валит с ног,

Как неваляшка, поднимаюсь 

вновь.

 

   -Как домочадцы относятся к Вашему увлечению?

   -Семье прежде всего нужны деньги, поэтому стихи пишу в рабочее время, за рулем машины. Какую-то фразу представляю, во время остановки на светофоре записываю, потом исправляю, добавляю, снова правлю...

   Все стихи вы можете найти на моей страничке в интернете. Расположенные сверху, отредактированы. Те, что внизу, ожидают правки.

   Своим пассажирам люблю читать стихи, но не только свои. Вот, например, девушка предложила прочитать Мандельштама. Прослушав, из такси вышла удивленная.

   По-моему, в Пензе два «литературных такси». Есть еще Саша Егоров, который тоже пишет стихи и читает их. Но он никогда не печатался и в клубе не занимается. 

   -Расскажите, как получилось издать Вашу книгу? Кто спонсор этого благого дела?

   - Редактору Лидии Ивановне я передал рукописи, она их проверила. Издавали где-то в Праге. Книга была напечатана на спонсорскую помощь моих друзей. Это и однокурсники, и сослуживцы. На встречах с институтскими друзьями и друзьями-пограничниками я всегда читаю свои стихи. Однокурсники выступили инициаторами сбора денег. 30 тысяч хватило на издание 250 экземпляров. Для пензенского поэта или писателя это большой тираж, обычно издают 100 - 150. На сегодняшний день осталось 11 экземпляров. 

   Мои книги теперь есть в родной школе, на родном факультете, в библиотеке имени Лермонтова, у вас в редакции. У владыки Серафима нет, но зато патриарх Мордовский Зиновий читает мои стихи. В Мордовии живут мои сослуживцы. Сын одного из них — Евгений Швецов — паралимпиец, чемпион мира и Европы. Им я свои книги подарил, а они передали одну из них Зиновию.

   Час беседы пролетел незаметно, гость заторопился, извиняясь, что оторвал нас от работы. Он ушел, а в кабинете долго ощущалось его присутствие. Было понятно, что открытость, уверенность, увлеченность поэзией произвели на нас сильное впечатление. Можно сказать, что Игорь Табаков подарил нам встречу, какие бывают нечасто. Помните, как у Пушкина: «И для меня воскресли вновь...» 

   Когда мы открыли пахнущую еще типографской краской книгу стихов «Осенний дождь», то увидели, что она проиллюстрирована автором. Вот старушка, просящая милостыню, вот покосившийся деревенский дом, а вот еще трамвай, навстречу которому бежит жизнь, «полна вопросами»...

Людмила Тарасова.

Оставить комментарий